Борисов, Лев Иванович

Актер Лев Борисов, биография которого наполнена огромным списком творческих работ, начал сниматься в кино еще студентом. Его первым фильмом стал "Аттестат зрелости".

После окончания учебы Лев начал регулярно сниматься в кино. Следующими фильмами актера стали: "Улица юности", "Высота", "Ровесник века" и "Судьба человека". Фильмы Льва Борисова заслужили большое внимание. Его актерская игра впечатлила многих зрителей. Непростой период Через некоторое время актер перестал сниматься в кино. Во многих интервью дочь Льва Борисовича делилась, что дядя переживает за ее младшего брата.

Она также опровергла мнение, что отец ревновал ее к старшему брату. Ведь Лев Борисов не ревнивый человек и был счастлив тем, кем он стал. Однако в году произошла неприятная ситуация. В то время талантливый артист находился на гастролях. Его попросили сделать подарок старшему брату. На что Борисов резко отреагировал и сказал, что не поддерживает близких отношений со своими родственниками.

В этом случае Борисов отреагировал резко и сказал, что не поддерживает близких отношений со своими родственниками.

Прокомментировать такое поведение вызвался друг и коллега Льва Владимир Земляникин. Он утверждал, что дружеское общение между братьями прекратилось из-за пристрастия Льва к алкоголю.

Кроме того, это стало причиной прекращения близких отношений Льва с родственниками.

Кроме того, именно поэтому Борисова перестали звать на некоторые киносъемки. Отрывок, характеризующий Борисов, Лев Иванович Соня, красная, как камуфляж, тоже держалась за его руку и вся светилась от блаженного взгляда, глядя ему в глаза, которого она так ждала.

Соне было лет шестнадцать.

Соне было уже шестнадцать лет, и она была очень красива, особенно в этот момент счастливого, восторженного оживления. Она смотрела на него, не сводя с него глаз, улыбаясь и затаив дыхание. Он смотрел на нее с благодарностью; но он все еще ждал и искал кого-то. <Старая графиня еще не вышла. И тут он услышал шаги у двери. Шаги были настолько быстрыми, что не могли принадлежать его матери. Но это была она в своем новом, незнакомом платье, сшитом без него. Все оставили его, и он побежал к ней. Когда они сошлись, она упала ему на грудь и зарыдала. Она не могла поднять лица и только прижималась к холодным кружевам его подрясника. Денисов, никем не замеченный, войдя в комнату, стоял и тер глаза, глядя на них. Знаю, знаю, - сказал граф, целуя и обнимая Денисова.

Такие же счастливые, восторженные лица обратились к мохнатой фигуре Денисова и окружили его. Все были смущены поступком Наташи. Денисов тоже покраснел, но улыбнулся, взял руку Наташи и поцеловал ее. Денисова отвели в приготовленную для него комнату, а Ростовы собрались в диванном зале у Николушки. Старая графиня, не выпуская из рук его руки, которую она целовала каждую минуту, сидела подле него; а остальные, толпившиеся вокруг них, ловили каждое движение, слово, взгляд и не сводили с него восторженно-любопытных глаз. <Братья и сестры спорили, перехватывали друг у друга места поближе к нему, ссорились из-за того, кто принесет ему чай, платок, трубку. Ростов был очень счастлив любовью, которую они к нему проявляли; но первая минута встречи была так блаженна, что настоящее счастье казалось ему недостаточным, и он все ждал чего-то большего, и большего, и большего.

На следующее утро прибывшие спали с дороги до 10-го часа. В комнате перед ними лежали сабли, мешки, сумки, открытые чемоданы, грязные сапоги. Только что вычищенные две пары со шпорами были поставлены к стене.

Слуги принесли умывальники, горячую воду для бритья, вычищенные платья. Пахло табаком и мужчинами. Ростов, вытирая слизистые глаза, поднял с горячей подушки свою спутанную голову. Это была Наташа с Соней и Петей, которые пришли узнать, не проснулся ли он. В это время Петя, в первой комнате, увидев и схватившись за сабли, и чувствуя восторг, который испытывают мальчики при виде воинственного старшего брата, и забыв, что сестрам не прилично видеть голых мужчин, отворил дверь.

Девицы отскочили в сторону. Денисов с испуганными глазами спрятал свои мохнатые лапки в одеяло, оглядываясь на товарища в поисках помощи. Дверь пропустила Петю и снова захлопнулась. За дверью послышался смех. Ростов торопливо обулся, накинул халат и вышел. Наташа надела один сапог со шпорой и влезла в другой. Соня вертелась и только что собиралась надуть платье и сесть, когда он вышел.

Они обе были в одинаковых, совершенно новых, голубых платьях - свежие, румяные, веселые. Соня убежала, а Наташа, взяв брата под руку, повела его в диванную комнату, и они стали разговаривать. Им некогда было задавать и отвечать друг другу на вопросы о тысяче мелочей, которые могли интересовать только их. Наташа смеялась над каждым словом его и ее, не потому, что то, что они говорили, было смешно, а потому, что ее забавляло и она не могла сдержать своей радости, которая выражалась в смехе.

Ростов почувствовал, как под жаркими лучами любви, впервые за полтора года, на его душе и лице расцвела та детская улыбка, которой он ни разу не улыбался с тех пор, как уехал из дома. Я ужасно рад, что ты мой брат. Они похожи на нас? Вот это история! Как ты будешь разговаривать с Соней? <С тобой или с тобой? Ты же знаешь, Соня - мой друг, такой друг, что я готов сжечь за нее руку. Посмотри на это. Я просто положил линейку на огонь и прижал ее.

Сидя в своей старой классной комнате, на диване, положив подушки на руки, и глядя в эти отчаянно оживленные глаза Наташи, Ростов опять вошел в этот свой семейный, детский мир, не имевший значения ни для кого, кроме него самого, но дававший ему одни из лучших наслаждений в жизни; и жечь руку линейкой, чтобы показать любовь, казалось ему не бесполезным: он понимал и не удивлялся этому.

Это что, глупость с линейкой; но мы навсегда друзья. Она кого полюбит, так навсегда; а я этого не понимаю, забуду теперь. Ведь это правда, что она превосходна, благородна! Ростов на минуту задумался. Мы знали, что вы это скажете. Но вы не должны, потому что, видите ли, если вы так скажете, - если вы думаете, что вы связаны словом, - то выходит, что она сказала это как будто нарочно. Выходит, что вы все-таки женитесь на ней насильно, а это совсем не то, что выходит".

Ростов видел, что все это было ими хорошо продумано. Соня еще вчера поразила его своей красотой. Теперь, увидев ее мельком, она показалась ему еще лучше. Это была прелестная шестнадцатилетняя девушка, очевидно, страстно влюбленная в него, в чем он не сомневался ни на минуту. Почему бы ему не любить ее теперь, и даже не жениться на ней, думал Ростов, но ведь теперь столько других радостей и занятий!

Ах, как я рад вас видеть! Ну, что вы? Ну, вам не понять. Вот кто я. Я никогда ни за кого не выйду замуж, я буду танцовщицей. Только никому не говорите. Ростов смеялся так громко и весело, что Денисов из своей комнаты стал ревновать, и Наташа не могла не смеяться вместе с ним.

Наташа разразилась смехом. Я скажу ему то же самое, когда увижу его. Он страшный, Денисов? Васька хороший. А, что он очень хороший? Все вместе. И Наташа встала на цыпочки и вышла из комнаты так, как это делают танцовщицы, но улыбаясь так, как улыбаются только счастливые пятнадцатилетние девочки.

Встретив Соню в гостиной, Ростов покраснел. Он не знал, как себя с ней вести. Вчера они целовались в первую минуту радости свидания, но теперь чувствовалось, что этого делать нельзя; ему казалось, что все, и мать, и сестры, смотрят на него вопросительно и ждут от него, как он будет вести себя с ней.

Он поцеловал ей руку и назвал ее на ты - Соня. Но их глаза, встретившись, сказали друг другу "ты" и нежно поцеловались. Она взглядом просила у него прощения за то, что осмелилась напомнить ему о его обещании в посольстве Наташи, и благодарила его за любовь. <Он поблагодарил ее взглядом за предложение свободы и сказал, что независимо от того, сделает он это или нет, он никогда не перестанет любить ее, потому что не любить ее невозможно.


Навигация

thoughts on “Борисов, Лев Иванович

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *