Книги, которые сформировали мой внутренний мир

Фин. Сафонова Дочь известного дирижера, руководителя Московской консерватории. Училась у К. Петрова-Водкина, дружила и работала с обэриутами, иллюстрировала книги К. Чуковского и Б.Б. Чуковского. После войны сотрудничала с Е.

.

Гариным, была художником фильма "Синегория", оформляла спектакли, делала настольные игры. По мнению искусствоведа Р. Андаевой, Сафонова - художник "ярко выраженного лирического настроения" и "радостного видения мира". Часть первая С именем Елены Сафоновой связан очевидный парадокс. С одной стороны, она родилась в знаменитой семье, училась у великого художника, создала много книг, дружила и работала с ориутистами - людьми, которые сейчас очень известны.

О ней писали в прессе, после ее смерти была переиздана ее книга "Река" с подробным комментарием, было организовано несколько выставок. В то же время Сафонова - очень тихий художник, как бы стоящий на грани исчезновения. Публикации, хотя и есть, но немногочисленны и нерегулярны. После очередного - обычно робкого - всплеска интереса надолго воцаряется тишина, почти забвение. Книги Сафоновой не издавались десятилетиями, хотя многие из них по-прежнему интересны.

Вероятно, в какой-то степени это связано с семьей Елены Васильевны. Она как бы находится "в лучах славы" отца и сестры, но эти лучи в то же время превращаются в тени. Судьбы Василия и Анны Сафоновых притягивают взгляды, как магнит, а жизнь Елены Васильевны, замечательного и тонкого художника, остается почти неизвестной.

Елена Сафонова, сер. Отец - огромная фигура. Он работал с Чайковским, руководил Московской консерваторией, был наставником Гнесиных и Скрябина. Одного этого достаточно, чтобы оценить масштаб его личности. Понятно, что тот, кто увлечен столь обширной темой, может оказаться недостаточно внимательным к судьбе младшей дочери знаменитого дирижера. Анна Сафонова была гражданской женой Александра Колчака, ее образ даже появляется в фильме "Адмиралъ".

Рассказ о ее драматической истории любви и вся последующая история этой жизни поглощает и увлекает нас, а Елене Васильевне, кажется, предназначена не слишком заметная роль заботливой сестры. В трудные минуты она рядом с ней и бесстрашно навещает Анну в лагерях. На самом деле судьбы сестер были переплетены чуть более хитро, но разглядеть эту вязь сложно - свидетельств и материалов не так много.

Семья Сафоновых На этой фотографии, известной также как "лестница Сафоновых", Лену, однако, легко узнать: она самая младшая, крайняя справа. Рядом с ней - ее сестра Оля, а рядом с ней - Мария Муля.

Ольга, как и Елена, станет художницей, а Муля уже в детстве "издала" удивительную книгу. Все сделано от руки, но так искусно, что поначалу кажется, что книга напечатана. Стихи принадлежат Лене, в них удивительно озорное "обэриутство", предсказывающее будущее знакомство с Введенским и Хармсом. Мчится поезд, мчится, мчится, мчится, И ослы, и телята - Все, кто был, раздавлены. Искусствовед Раиса Андаева вспоминает слова Елены Васильевны: "В детстве мы часто играли в театральные пьесы".

Очевидно, это отразилось в ее дальнейшей жизни: Сафонова много работала как театральный художник, и ее "театральность" отразилась и на произведениях, которые, казалось бы, не имели к ней никакого отношения.

Андаева продолжает: "Сафонова не была театральным художником.

Андаева продолжает: "Она рассказала о том, как создавались рисунки. Сафонова "Впечатление. В году Василий Ильич, "протестуя против беспорядков в консерватории, участия студентов в сходках, отрицая революционное движение", подал в отставку, и с года семья жила в Петербурге, позже в Кисловодске, где Елена окончила гимназию.

Потомок казачьего рода и убежденный монархист, Сафонов умер в феврале от сердечного приступа. Знакомство с ними способствовало более глубокому увлечению театром. Такая же страсть - и у его сестры Ольги, она даже занималась в студии Мейерхольда. Сафонова продолжала учиться у Дмитриева и Эрбштейна непосредственно у Петрова-Водкина в -26 годах. Сохранилось очень мало ее ранних работ, и фактически нет воспоминаний о Сафоновой этого периода.

Но даже в сохранившихся рисунках можно различить черты, составляющие ее стиль: полные множества деталей, это настоящие подарки для охотников посмотреть. Роль "деталей" иногда играют персонажи, причем каждый из них очень индивидуален. Вспоминаются слова Елены Васильевны о "сцене" и "актерах".

Возможно, эта особенность позволяет Николаю Харджиеву и его жене Лидии Чаге, дружившим с Сафоновой, спустя много лет говорить о возможном влиянии Филонова, чьи картины строились из множества "атомов". Однако Харджиев делает оговорку: Елена Васильевна "никогда не была его ученицей". Харджиев утверждает, что Петров-Водкин не оказал влияния на Сафонову как на живописца, но снова делает оговорку: "Рисунок - это другое дело. В этой области Сафонова многим обязана своему наставнику.

Глядя на первую книгу Елены Васильевны, "Рылеев", трудно не согласиться. Пространство организовано под явным влиянием манеры учителя, заметна "сферическая перспектива", а обилие мелких штрихов напоминает о других учениках Петрова-Водкина - Леониде Чупятове и Петре Соколове. Они использовали похожую технику. Еще одна заметная работа раннего периода, уже, несомненно, детская, - "Путешествие в Крым" Александра Введенского, книга, которая сегодня "переиздана". Сегодня ее "переиздают" издательство Ad Marginem и "Азбука дизайна".

И здесь влияние Петрова-Водкина, но другого рода. Теперь это цвет. Сразу узнаваема фирменная гамма "триколор": желтый, красный и сине-зеленый. Книга заканчивается иллюстрацией-картой, нарисованной на задней обложке. Полностью карта-иллюстрация будет нарисована в следующей книге Сафоновой, пожалуй, самой известной из ее ранних работ - книжке-картинке "Река".

Обложка книги "Река".

Сафонова В году вышло переиздание "Реки" с обширным текстом Марка Раца. Цитируя Валерия Альфеевского, он говорит о "поэтическом просветлении", и эти слова удивительно созвучны творчеству Елены Васильевны. В книге "слышны" отголоски конструктивизма, она информативна и "полезна". Но она еще и поэтична, другого слова я не могу подобрать. Следуя за течением реки, читатель узнает много нового, одновременно наслаждаясь мастерством и остроумием художника - тем более что здесь нет ни одного лишнего слова.

Здесь все одинакового размера, все, что можно и хочется рассмотреть, даже то, что у горизонта, даже грибы на опушке леса. Перед войной "Река" вышла еще раз - в году - это издание было решено по-другому. Книга по-прежнему "без слов", но перспектива знакома, а руку Сафоновой узнаешь не сразу - она рисует в новой манере. Более простая по рисункам, но более замысловатая по устройству самого издания, книга-ширма "Станция" была сделана. Она была разложена на столе, давая представление о длине поездов.

Сафонова не в первый раз рисует железнодорожные вагоны, но впервые уделяет им особое внимание. Вагон можно назвать одним из ее любимых персонажей. Он часто появляется в книгах, нарисованных Еленой Васильевной. Причем - иногда он будет показан в разных "состояниях" и фазах своей "жизни". Фрагмент книги "Вокзал". Через год эта история превратилась в маленькую книжку "Ленин в Индии" - с рисунками Сафоновой.

В книге есть текст, но от него можно отвлечься и с интересом следить за историей, которую рассказывает художница. Сначала появляется один слон, потом несколько, потом много. И, как всегда у Сафоновой, любопытно рассматривать детали рисунков, даже самые мелкие линии. Увы, книга о Ленине не уберегла художника от ссылки, как и Введенскому не очень помогли его "пионерские" стихи. Было время, когда в Курске жил кумир обэриутов Малевич и наставлял их "идти и остановить прогресс". Даниил Иванович, однако, не питал к городу теплых чувств. Об этом можно судить по записям самого поэта или, например, по воспоминаниям Чуковского, где Хармс говорит о городе "с отвращением".

Кроме того, ему приходилось голодать: "У меня всего два рубля. Начинается голод. Дом, в котором Хармс жил в Курске, сохранился до сих пор.

Здесь его навещали Введенский и Сафонова. Осенью Даниил Иванович вернулся в Ленинград, а Введенского и Сафонову еще на некоторое время сослали в Вологду. В это время изменилась ситуация в детской литературе. <Сказки> начинают издаваться, хотя до недавнего времени против них велась серьезная борьба. В период с -36 г. Их иллюстрирует Сафонова.

Сказки братьев Гримм и Андерсена издаются отдельными книгами. Иллюстрации к ним вновь создала Сафонова. Ее стиль претерпел изменения.

Навигация

thoughts on “Книги, которые сформировали мой внутренний мир

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *