Книги о тюрьмах и лагерях

Марина недавно вышла на свободу. Но, встретив ее на улице, вы даже не подумаете, что она была ТАКОЙ. Симпатичная молодая женщина с высшим образованием и опытом работы в судебной системе и государственных органах. Могла ли она представить, что однажды окажется на месте заключенного?

Впрочем, обо всем этом она сама расскажет в нашей беседе, которую я начал с вопроса - как министр юстиции была наказана ее собственным мечом правосудия? У моего знакомого, с которым я в то время был вместе, нашли около трех граммов гашиша. Мне было предъявлено обвинение в хранении, часть 2 статьи 2. Меня сразу взяли под стражу, хотя я москвичка, у меня двое детей. Но должен сказать, что, в принципе, практически ко всем бывшим или действующим работникам правоохранительной и судебной системы применяется самая жесткая мера пресечения.

Морально было тяжело. В камере со мной сидела старший следователь по особо важным делам. Ее обвиняли в создании организованной преступной группы, члены которой обворовывали квартиры. Так вот, она издевалась над нами: "Не ходите туда, не ходите сюда". Она называла себя элитой, все должны были быть ее слугами. Потом ее оправдали и восстановили в должности. Кстати, после освобождения она поддерживала некоторых женщин за решеткой и посылала им деньги.

Но одна осужденная стала этим пользоваться, звонить ей, умолять и даже угрожать. Поэтому генерал была вынуждена сменить номер. Там содержится чуть больше ста человек. Что это за женщины? Большинство из них - бывшие сотрудники милиции, налоговой полиции, судебные приставы, одна девушка из области приехала в Москву, устроилась на работу в Федеральную службу судебных приставов, но они дали ей взятку - тысячи, очень большие для нее деньги - и потом ее арестовали. Один из них, я помню, устроил нам сцену. Сначала они держали ее отдельно от нас, в санчасти, потому что она была просто сама не своя.

А потом ее вроде как посадили.

Потом ее вроде как привели в порядок и попытались вернуть к нам, но она начала бегать по территории и кричать на всех... Потом она написала жалобу надзирающему прокурору, будто он хотел ее изнасиловать. Все просто взбесились.

Они все взбесились.

И они снова поместили ее в лазарет. Некоторые люди "сходят с ума" в процессе расследования. Со мной сидела бывший заместитель прокурора одного из районов Москвы. Она была осуждена за посредничество во взяточничестве. У нее начался бред, будто ее преследуют и хотят отобрать квартиру. Она везде таскала с собой сумки и на всех нападала: "Вы хотите посадить меня в тюрьму по новому делу, чтобы отобрать у меня квартиру! Отсиживала она, кстати, от звонка до звонка. Скажем, в одном отделении милиции была целая схема по вымогательству взяток.

Задержали одну, она всех сдала, и они вместе поехали в колонию - вся женская часть отдела. Из-за мужчин, конечно, тоже были преступления. Одна работала сотрудником в СИЗО, убила мужа сотрудницы, тоже в пьяном ступоре... Некоторые истории очень впечатляют.

Некоторые истории очень впечатляют.

Например, одна следовательница, будучи беременной, зарезала своего мужа, который бросался на нее. Это прямо-таки разговор о домашнем насилии.

Суд назначил ей восемь офицеров.

Суд приговорил ее к восьми годам. Она родила ребенка за решеткой. Ребенок был с ней до трех лет, а потом она отдала его своим родителям. Чувство вины осталось. И у меня есть доля вины. Но многие, конечно, говорили, что они невиновны. С некоторыми я спорила: "Ты взял эти деньги! Но вообще "подвальщики" - это особая публика. Многие, к сожалению, гнилые внутри. И это быстро проявляется в мелочах. Их отправили в нашу колонию в качестве конспиративной квартиры.

Там была девушка, которую арестовали в 17 лет, дали большой срок за изготовление синтетических наркотиков. Она была дочерью очень высокопоставленных сотрудников правоохранительных органов. Из-за ее мамы и папы существовала угроза ее жизни в обычной колонии, поэтому ее перевели к нам. А педофилов хватало. В обычных женских колониях никто не мог гарантировать безопасность осужденных по таким статьям.

Принято было считать, что бывшие женщины-офицеры более разумны и никого не убьют. Это самая страшная категория. Их истории невозможно слушать. Одна женщина сидела с нами за то, что "развлекалась" со своим любовником и ее девятилетним ребенком; ему дали 19 лет, а ее приговорили к 16.

Другая организовала студию для съемок с детьми. Их было семеро. Если позволите, я даже не буду их упоминать. У меня есть дети, для меня это дико... Хорошая новость в том, что все они получили огромные сроки. И ни одна из них не была освобождена условно-досрочно. Некоторые особо агрессивные "бейсвумен" пытались давить на них, подсыпали соль в кофе, наливали кетчуп в ботинки, толкали их вокруг...... Но администрация всегда пресекала это. Я не думаю, что персонал был добр к педофилам, но они должны были их защищать.

Психолог ни разу не общался со мной. И хоть бы кто-нибудь из руководства позвонил бы мне за все это время, поговорил со мной, спросил: "Какие у вас планы на будущее? Однажды мне заметили: "Вы и так стрессоустойчивы". Наверное, это правда. В колонии были женщины, которые не могли за себя постоять. А я могла. Я могу за себя постоять. Отряды по 20-30 человек, замкнутое пространство. Время от времени одни ссорились из-за чего-то, потом другие. Было много сплетен - это был женский коллектив. <Они дергают друг друга за волосы, душат друг друга... Ухаживают ли женщины за собой? Некоторые женщины каждое утро наносят макияж и поправляют прическу. Другие "забивают" на себя. Есть еще одна тема, которая обычно не обсуждается.

Секс между женщинами. Я был уверен, что в колонии для бывших офицеров такого точно нет, но я ошибался. Смотреть на все это невозможно. Бывшая сотрудница уголовно-исполнительной инспекции приехала из Рязани. Она не красится, лицо обветренное, походка мужественная. Сразу начал искать себе партнершу. И девушек привлекает - одних от скуки, других за сигаретами. И вот они идут рука об руку, целуются и так далее... Иногда на глазах у всех. Это очень отвратительно. Одного, кстати, она чуть не задушила из ревности.

Но когда они видят, что уже давно вместе, то не обращают внимания. Была у нас одна "башерка" с огромным сроком. Одного ее партнера освобождают, и она находит другого, а тот, освободившись, находит третьего... Бывшую милиционершу Алену осудили за взятку, а она на всех женщин пас. Попалась девушка на воле с ребенком. По ее словам, ребенок называет ее папой.

Так много женщин-офицеров. Были случаи, мы о них знали. Я думаю, это труднее, даже когда тебя дома ждет семья. Это мучительно. Меня ждали, но у меня очень хорошие родители, дети, друзья. Длительные свидания положены раз в два месяца - на три дня, которые пролетают как один миг.


Навигация

thoughts on “Книги о тюрьмах и лагерях

  1. Присоединяюсь. Всё выше сказанное правда. Можем пообщаться на эту тему. Здесь или в PM.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *